03:59
Что еще должно случиться, чтобы все вокруг поняли: Европа больна?

Европа больна

Что еще должно случиться, чтобы все вокруг поняли: Европа больна?

Соцсети взорвала информация о сотрудниках зоопарка Копенгагена, которые убили полуторагодовалого жирафа Мариуса и скормили его львам. 

О том, что жирафа придется пристрелить, хотя животное здорово, стало известно заранее. Петицию в его защиту подписали тысячи людей, но Мариуса умертвили. 

Датчане следовали правилам Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов, по которым инбридинг (близкородственное скрещивание) животных не допускается. 

А в европейских зоопарках не оказалось ни одного жирафа, который не приходился бы Мариусу родственником.

- Народ возбудился по поводу истории с жирафом - отвратительной истории, чего уж там: вот, нам говорили, европейцы хорошие, а они вон какие плохие!

Скоро, думаю, депутаты Госдумы начнут бороться с копенгагенским зоопарком.

Один, иными словами, зоопарк - пойдет на войну с другим.

А на самом деле не надо ни очаровываться, ни разочаровываться.

Всякий, кому случалось бывать в «западном мире», знает: никакой «доброты» там нет.

Но и какого-то нарочитого, циничного и показного сатрапства нет тоже.

А что есть?

А есть инструкции. Инструкции, правила и порядок.

В принципе, правила устроены так, что большей части людей (и не людей тоже), которые живут внутри такого мира правил, - жить скорее удобно. Комфортно. Прогресс и цивилизация, все дела.

Но если вдруг получается так, что вы с правилами оказываетесь в противофазе - например, потому, что вы жираф, который родился не от тех родителей, или вы, например, государство Югославия, или вы крэйзи рашн, или вы еврей в 1939 году, ну, мало ли какие бывают неожиданные варианты, - в общем, если правила, с которыми почти всем удобно жить, вам почему-то не подходят, - вас уничтожат холодно, быстро и без всяких сантиментов.

А потом опять будут жить дальше по правилам. Легко и удобно.

В России - все наоборот.

Здесь есть правила, которые никому - даже их авторам - не делают хорошо и которые все сначала стараются как-нибудь нарушать, а потом преследуют друг друга за их нарушение с показной жестокостью и цинизмом.

Но иногда, вдруг, - оказывается, что вы умудрились проскочить мимо всех правил, зайти не в ту дверь, в которую надо официально, а в ту, в которую вам шепотом посоветовали зайти, словом, вы стали этаким кровосмесительным жирафом, который «не со всеми», «не как все», и благодаря своей длинной шее можете достать откуда-то сверху волшебный ключик, - и вот тогда, в обход всех законов, вам с таким особенным ключиком в России будет легко и удобно.

Да что уж там, один из самых богатых людей в нашей стране очень похож на жирафа - и, как теперь стало ясно, неспроста.

А если вы не жираф (потому что вы верблюд, например) - будете вы жить по правилам, и будет вам очень плохо.

Даже и не знаю, что лучше, честно говоря.

Но все-таки, из присущего мне патриотизма, выбираю русский вариант.

Да и зверюшку жалко.

Дмитрий Ольшанский, литератор

- Отвратительнее всего во всей истории выглядит не тоталитарное «следование инструкциям» и даже не присутствие детей при умерщвлении - в конце концов мир жесток, и детям придется о его жестокости помнить, - а то, что казни подверглось беззащитное, трогательное, по-гумилевски «изысканное», мимимишное создание, которое словно бы сотворено на радость людям для того лишь, чтобы люди им умилялись.

Такой вот неочевидный момент, и многие люди уже задаются вопросом - а какая, мол, разница: жираф или, например, кабан? Про бройлеров люди вопросов не задают, и оттого разница и правда не слишком очевидна.

Но она есть.

Вот когда ребенок бьет тапком комара или таракана, лишь идиот укорит его, - но когда он поджигает муравейник или отрывает крылья у бабочки, возникает серьезный повод показать ребенка психологу. Хотя там и там - насекомые.

Разделывать тунца можно и с детской помощью - но дельфин неприкосновенен, хотя тот и другой плавают в море.

Возможно, где-то в Китае употребляют в пищу золотых рыбок - но в Европе так не делается, а если делается, то она уже не Европа.

Можно, очевидно, палить на охоте по уткам, но вот стрелять нарочно в лебедя или аиста - нельзя. И, например, юный Александр Проханов, страстный охотник, подстрелив по ошибке аиста, с тех пор не брал в руки ружье.

Дело тут не в бездумной жестокости, а в очень странном, иллюзорном измерении, которое следовало бы отнести уже к категории эстетической. Все-таки одним из сущностных свойств человека является его способность восторгаться красотой мира - а иногда и жертвовать собой ради нее.

Жираф - именно тот случай. В зоопарках жирафов держат не для наблюдения за их повадками и не для щекотания нервов - а для любования. Убить «по-датски» жирафа - все равно, что порубить топорами «Джоконду».

И вот еще что.

Виктор Черномырдин застрелил медведицу - что ж, охотник! - но вслед за тем бессмысленно всадил пули в ее медвежат, что ему припоминали до самой смерти.

Можно понять логику действий догхантеров, «очищающих мир от зла», - но, скажем, сбрасывание псин с колокольни ради наблюдения за результатом мыслится сегодня как средневековое зверство, способное затмить любые прочие заслуги изувера.

Вероятно, можно оправдать даже утопление котят - топят их в мешке, скопом, как только родились, чтоб не мучить дольше ни их, ни себя. Но когда некто при детях достает из мешка котенка за котенком, чтобы каждому вонзить гвоздь в висок, мы назовем такого человека живодером.

Именно поэтому казнить - в центре Европы, а не в саванне - жирафа, устраивая из казни громкую медиа-акцию и детский утренник, - значит, расписываться в собственном душегубстве.

Душегубстве, возведенном в педагогическую меру.

Душегубстве, превращенном в политический пиар правящей в Дании коалиции.

Что еще должно случиться, чтобы все вокруг поняли: Европа больна?

Денис Тукмаков, публицист

- Демонстративное убийство жирафа в зоопарке Копенгагена - событие, в некотором смысле родственное теракту. Родственно оно тем, что, как и в случае с террористическим актом, главным здесь является не сам физический факт происшедшего, а его медийное освещение и тот психологический эффект, который освещение должно произвести.

Кровавые шоу типа «кормление льва живностью» начались в зоопарке Копенгагена, наверное, лет десять назад, что совпало по времени с приходом к власти в Дании правительства либералов (при поддержке националистов) и общей волной брутализации мировой политики после падения башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Странный на первый взгляд симбиоз расистов-националистов и экономических либералов оказался в тогдашней Европе не только тактическим, но и вполне себе идейным союзом: «побеждает сильнейший», «жизнь - жестокая вещь», «человек по природе - волк», «государство вам ничего не должно» и т.д. Комплекс представлений, осторожно отсылавший к этике нацизма, исподволь получил выражение в столь странных «воспитательных» формах, как кровавые шоу в копенгагенском и других европейских зоопарках: «знакомство с реальной жизнью» для самых маленьких - и их родителей, то есть потенциального электората.

Таким образом, есть четкая политическая референция у подобных акций. Нетрудно понять, электорат каких именно партий и движений является любителями подобных шоу и готов показывать их своим детям. Воспитывающая функция таких зрелищ для взрослых также вполне очевидна. Не хотелось бы уходить в банальности и рассказывать новые истории о принудительной дехристианизации Европы - хотя вполне понятно, что именно в христианской культуре, и причем не так уж давно по историческим меркам, утвердилось табу на бессмысленное издевательство над животными.

Но вот более интересен психологический эксперимент: человек, который любил ребенком наблюдать в зоопарке, как лев разрывает живьем и пожирает по частям козочку или как дяди казнят любимого жирафенка «за неправильные гены» (здесь нет никакого намека на нацизм, конечно же), хотя могли бы легко продать его в частный зоопарк, испытает ли такой человек, став взрослым, какое-либо чувство сострадания, наблюдая, как пытают и казнят без суда какого-нибудь там отвратительного Муамара Каддафи?

Да и вообще, будет ли такой человек протестовать по нравственным причинам против войны или любой бессмысленной бойни чужих и чуждых ему людей - от Египта и Сирии до Ирака и Афганистана? Или же ему просто интересно будет понаблюдать за процессом, чтобы узнать из любопытства, чем все кончится?

Такое вот «воспитание» стоит многого.

Очень вероятно, что жирафа в зоопарке Копенгагена убили с нарушением многих правил по защите животных, не говоря о нравственных, - ну так что же, многие правила в мире сегодня нарушаются.

Не в таком ли моменте и состоял месседж?

Мир на глазах становится жестче, брутальнее и страшнее. Вы говорите - за что датчане застрелили маленького жирафика на глазах детей? В китайских ресторанах рыбу жарят так, чтобы она оставалась живой, когда ее подают к столу. И ничего, никто не жалуется.

Юрий Тюрин, публицист

- Попытался проанализировать, что же так омерзительно в убийстве жирафа, что и в самом деле совершенно отключает мозги и поднимает чувство гнева и ненависти до небес?

Я могу привести точную аналогию убийства, которое обществом если и не одобряется, то как особый грех не рассматривается: утопление котят.

Котики, как мы знаем, невероятно мимимишны. Начиная с эпохи соцсетей - котики настоящие божества.

Котиков заводят именно для того, чтобы на них любоваться и ими умиляться.

Причем оказавшихся лишними котиков очень часто уничтожают с редкой, на мой вкус, жестокостью.

То есть ситуация с утоплением котиков не отличается от датской экзекуции ничем, кроме одной детали. Она не производится публично.

Человек, который собрал бы в кружок два десятка детей и повесил бы на их глазах котиков на ветке, как, к примеру, в известной картине «Дети Амана», был бы заклеймен ненавистью, презрением, получил бы срок за жестокое обращение с животными, и с большой вероятностью его встретили бы в переулке и надломили бы все косточки.

Если бы убитый жираф тихо исчез, никто бы о нем и не вспомнил.

Но было устроено публичное шоу с особой жестокостью, цинизмом, равнодушными довольными датскими детьми, обманом доверия, публичным расчленением и т.д. Причем на шоу, как я понял, еще и продавали билеты.

Вообще публичные шоу никогда не устраиваются просто так. Они всегда ставят какую-то цель. Иногда цель не объявляется публично.

Поняв цель, мы бы поняли все о том, зачем такая мерзость была сделана.

Возможно, новшеством является как раз то, что к мерзости решено было привлечь возмущенное внимание. И что событием является не убийство, а массовое возмущение им.

В таком случае в возмущении с акцентуацией тоже должен быть смысл. Который следовало бы поискать.

Пока что ближайшей причиной выглядят страшные слова, которые произносят биологи, чтобы объяснить происшедшее: «генетическая ценность», «близкое родство», «наследование плохих генов». Они вызывают настолько дремуче нацистские ассоциации с доктором Менгеле, что любо-дорого.

Что перед нами?

Реинкарнация евгеники?

Или попытка не допустить реинкарнацию, превентивная порка?

Поскольку формула «генетическая ценность» теперь раз и навсегда будет связана с образом маленького расчлененного жирафенка...

Так или иначе, тут любопытно вот что - произошла история в Скандинавии, среди людей, для которых «генетическая ценность» и вопросы наследственности - не пустой звук.

Достаточно вспомнить жестокую политику в отношении детей, рожденных от гитлеровских солдат, проводившуюся в Норвегии.

В 1930-50-е годы в Швеции проводилась программа массовой стерилизации носителей «плохих генов».

То есть налицо - реально актуальная для скандинавских обществ тема, причем они проявляют непреклонную жестокость.

Жестокость имеет объяснение, помимо того, что потомки викингов в целом крайне не сентиментальны (одного конунга прозвали в сагах Детолюбом за то, что он запретил насаживать грудных младенцев на пики), в чем недавно все убедились на примере Андерса Брейвика.

Скандинавия - генетический заповедник, где наиболее полно сохранился так называемый белый человек, то есть носитель фенотипа, сформированного рецессивными генами. Именно благодаря длительной изоляции скандинавских популяций фенотип не был раздавлен средиземноморским и ближневосточным доминантным фенотипом.

Для его носителей страх перед его утратой или порчей (ведь выжить такой фенотип может только в относительной изоляции, где вероятность дурного наследования особенно велика) вполне естественен и логичен, принимая гипертрофированные формы.

И, возможно, на примере расправы над жирафом у скандинавов наглядно формируют чувство вины за такой страх и желание от него поскорее избавиться.

Так все или нет - не знаю. Я высказываю гипотезу.

И гипотеза не объясняет главного - зачем вообще нужные такие невероятно жестокие и аморальные публичные экзекуции. Ведь, следуй мы интуитивному нравственному закону, и такие экзекуции, конечно же, представлялись бы нам совершенно недопустимыми.

В христианском славянском обществе все точно так же - и не случайно нас возмущает даже убийство баранов на улицах.

Егор Холмогоров, публицист, политический деятель

Нажав на кнопку поделиться в соц.сетях - Вы помогаете распространить информацию о проблеме.
Категория: Публикации | Просмотров: 716 | Добавил: Морозов_ДН | Теги: Мариуса, Шоу, именно, людей, там, европа, человек, Убили, больна, жирафа | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar